Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи без темы (список заголовков)
22:30 

Филоофские чтения

ОФФ как живое и действительное событие даёт силы для самостоятельной проработки философской литературы, на которую я никак не могла решиться. Читаю Платона, ищу ключи у Мамардашвили и Хайдеггера. Чувствую себя в дремучем лесу, в который, говорят, можно только войти.. самое время читать о лабиринтах. Оставляю здесь для дальнейшего осмысления цитаты из Свасьяна, который наконец стал для меня внятен. Пусть побудет пока здесь под знаком прекрасного Рильке (цитируемого по той же книге). Собственно философские дебри прячу под кат.

Тёмный ноябрь сказался теперь необратимым распадом нашей гносеологической группы, самого важного события Петербурга для нас, одного из самых - в биографии.. Я хочу запомнить этот момент, эту весну.

«Природа, вещи нашего обихода и потребления преходящи и бренны; но пока мы здесь, они — наше владение и наши друзья, соучастники наших нужд и радостей, как они были уже доверенными наших предков. Следует, таким образом, не только не принижать и унижать всё здешнее, а как раз из-за их временности, которую они делят с нами, все эти явления и вещи должны быть поняты нашим внутренним разумом и преображены. Преображены? Да, потому что задача наша — так глубоко, с таким страданием и с такой страстью вобрать в себя эту преходящую бренную землю, чтобы сущность её в нас „невидимо“ снова восстала. [...] У земли нет иного исхода, как становиться невидимой: в нас, частью своего существа причастных к невидимому, по крайней мере, имеющих свою долю в нем и могущих умножить за время нашего пребывания здесь наши невидимые владения, — в нас одних может происходить это интимное и постоянное превращение видимого в невидимое, уже больше не зависимое от видимого и ощутимого бытия — подобно тому, как наша собственная судьба в нас постоянно присутствует и постоянно невидима».
Рильке

К.Свасьян Человек в лабиринте идентичностей

00:48 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:17 

Дыхание

Во время последней встречи главный гносеолог сказал очень важное... Он вдруг вспоминал, как давным-давно у него возникло необъяснимое желание ходить по проволоке. Отчего-то ему непременно нужно было этому научиться. И вот, он говорит, ты встаёшь на проволоку и всё, и проволока, и ты, и пространство вокруг - ВСЁ ходит ходуном, всё подвижно и нет совершенно никакой опоры. Ты тут же неизбежно падаешь. Встаёшь, пробуешь снова. И снова срываешься, снова падаешь, встаёшь.. и вот постепенно нащупываешь в себе это внутреннее равновесие. Через бесчисленные падения и подъёмы – только таким путём достигается равновесие, обретается внутренняя опора. А потом люди видят, как ты идёшь по проволоке спокойно, уверенно и твёрдо.. но не видят, что ты совершенно так же продолжаешь падать, а потом, уравновешивая состояние падения, в которое ты вступил противоположным движением – встаёшь, но уже только на проволоке! Это едва уловимое для глаз, скорее уже чисто внутреннее движение никогда так и не прекращается. Равновесие всегда изживает себя в таких колебаниях. Это никакой не покой, и даже не внутренний стержень, но непрерывное живое балансирование
.......


02:23 

Вот и как мыть голову, когда в волосах запутались искры и еловый дым? И если искры у них уже не отнять, то с их дымностью расставаться не хочется. Впрочем, о чём я говорю.. сейчас в нашем доме дымом пахнет просто ВСЁ!))) даже кошка
Я надышалась этим огнём.. через самые стопы.

02:21 

Мы как трое заговорщиков идём в лесную глушь, в радостном волнении, в глубину зимы на встречу с огнём. Мы несём с собой тайну, о которой никто не подозревает. Даже лес. Всё замерло, всё насторожилось. Только снег крупными хлопьями мерно опадает. Поднимаешь голову, падаешь в снежную пучину и знаешь: этот снегопад не прекращается никогда. Всегда.. идёт снег.
Мы в самом деле зашли в какую-то дремучую чащу. Наломали дров!.. – пропорционально наломанному в жизни и быту за уходящий год. И всё-всё горело в густых сумерках ясным гудящим пламенем, возносилось танцующими искрящимися потоками в заснеженное небо, тяжело оседало на земле раскалённым углём. Я смотрела на этот огонь и представляла себе, как радостно освобождаясь уносятся в снежную высь переживания года. Как угольным осадком опадает всё моё непрожитое, всё во мне затвердевшее, всё, отчего отворачивался взор – неразгаданная до времени память. Она томилась в самом сердце разыгравшегося костра, жарко тлея, в ожидании босых стоп, которые сантиметр за сантиметром исходят её вдоль и поперёк, высвобождая зачарованное пламя.
Целую вечность спустя мы снова ходили по углям






18:08 

А декабрь одержим ноябрём...

23:50 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:42 

В этом году зима пришла в моё сердце раньше календарной. А мой внутренний ноябрь до сих пор не истёк, и я обречена на него ещё на многие недели. С самых первых моментов, когда в начале года день стал прибавлять своё световое время, я ликовала. Каждой четверти светового часа безмерно радовалась. Радовалась в феврале, радовалась в мае, и в августе, и в сентябре. В середине октября я поняла, что оказывается этот петербургский ноябрь снова придёт. И снова, и снова..
Он действительно был тяжёлым. Уже со второй половины октября) Физически – очень тяжёлым. Но во внутреннее пространство этот тёмный месяц привнёс не искомый свет, но несколько зёрен живой неиллюзорной надежды. Субстанция ноября, его воды, его ветви, его воздух настолько темны, что из этого качества беспросветности просто нельзя не пробудиться в пронзительно-снежный космос. Сердцем и сознанием вступаю в зимнюю мистерию – белую пустошь. В глазах ледяные искры

01:57 

Настоящий петербургский ноябрь! Со времени переезда я всё никак не могла застать город в его исконном состоянии. Даже забыла, каким он бывает. Даже соскучилась) Если я немедленно не приведу свои сосуды в порядок, мне здесь не выжить.
Всей душой жду прихода духов зимы. Жду обжигающе-ледяного ветра и снегов. Жду, когда смогу гулять по воде – пешком до Кронштадта.. Но я ужасно спешу. Мне нужно увидеть этот чёрный ноябрь. Разгадать таинство переходного времени. Внешний мир погружается в сон. Свет лета и пламя осени уходят в сокровенные глубины внутреннего. Зима – это смерть внешнего мира и пробуждение жизни духа. Ноябрь – переход..

01:14 

А знаешь, ведь сейчас я действительно живу! Столько проигранных сражений спустя) Когда падаю в глубокую лазурь и опадаю золотом листвы.. Когда сижу на вершине того сказочного холма над вечерним миром и пью чай из термоса.. и с ним весь этот осенний мёд – сгустившийся свет.. и голова кружится от его аромата, от созерцания вихрящейся над водой стаи чаек, вспыхивающих в закатном свете. Когда тихо и тайно вступаю – рука об руку) – в самое сердце сумерек

20:42 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:39 

Снаружи сумеречный тяжкий дождь, а внутри у меня белая пустыня. Там ветер носится сухой и мерно свет во всём разлит. В моём сердце сквозная дыра.. Отдам её ветру. Пусть наполнит её звуком – бесплотным свистом. Я здесь ему полностью принадлежу, вся им проницаема.
Так и останусь, пока мои прежние мысли – каменные глыбы, песком не осыпятся

16:43 

Бесприютное

Верхнюю над нами квартиру выкупили и расселили. И пришёл человек, и сказал здесь, что может выкупить и эту. И вот я вижу, как люди, медленно разогнувшись от своих ежедневных забот, обернулись, тёмными силуэтами выползли в дремучие коридоры своей вековой коммуналки, и смутными глазами всматриваются в подступившую к ним из темноты возможность. И вижу, как в этих глазах занимаются искорки живого интереса. Распрямились, засверкали глазами и идут, чтобы рассмотреть, прислушаться к ней. Сюда впустили внешний ветер, дыхание жизни, в эти тёмные коридоры: всё может навсегда измениться. Течение жизни замерло и вот-вот готово бесповоротно изменить своё русло. А я притихла в лучшем своём пристанище за всю мою биографию, в самом моём рукотворном пространстве.. и слушаю, как этот сквозняк его у меня отнимает. Слушаю дыхание судьбы. Вижу эти «мои» стены и уже почти их не ощущаю. Они есть, каменные, прочные, непроглядные для глаз. И в то же время нет их уже. Сквозь них просвечивает будущее в настоящем. И для меня в этом будущем нет места. Сверху раздаются звуки разрушения и передела: демонтируют старую квартиру, рушат перегородки. В моём доме всё сотрясается, потолок трещит по швам, по нему бегут разномастные трещины, глубокие и мелкие. Так рушится моя большая иллюзия, моя милая сердцу грёза, которую я неправомерно именую «мой дом»..
И пусть.
...даже если никто никогда нас не расселит, я уже безвозвратно покинула эти стены

01:30 

Шнитке

В тебе живёт столь родственное мне начало.. как же продраться к нему через все эти шипы твоего авангарда? Смотрю на твоё наследие и вижу всегда непроглядно чёрный лес, густую чащу, в которой не протоптано ни единой для меня тропы. Страшно мне, потому что не чувствую в себе сил пройти его безоглядно насквозь.
И вот потому, наверное, я так ценю этот Концерт, который не любит никто из моих мудрых и знающих музыкантов, и не чувствует-не понимает никто из моих дорогих не-музыкантов – и в этом все они так странно солидарны, хотя обыкновенно не те, так другие меня неизменно поддерживают.
Дело в том, что в этом опусе я могу с тобой встретиться. Эта тональная вещь, строгая, собранная, в сокровенное уводящая, через тёмные бездны, через страх человеческий, - но к такому ясному недрогнувшему свету. Это - твоя исповедь.. Отчего же ты здесь отказался от своего авангарда?..

00:14 

Шнитке. Концерт для хора на стихи Грегора Нарекаци

Наконец-то я услышала его вживую. Давно ждала. Дирижировал Курентзис, и я слышу его так же впервые. Очень хорош! При всём моём скептицизме к нашумевшим именам. Он из тех прежних романтиков, внутренне пламенных. ......... Знаете, что он делает в конце?? Когда многократно повторенное завершающее "аминь" передаётся из голоса в голос как благая весть, изливаясь из звучащих высот в мировые глубины, эхом отзывается в каждой частице мироздания.. В этот самый момент он уводит хор со сцены. Через зал. Через центральный вход – в вестибюль. Хор делится на два потока и звучащей рекой огибая (звуком объемля...) слушателей уносится вдаль. И ещё с минуту продолжает звучать оттуда, тихо растворяясь. А в зале в это время творится волшебство. Оцепеневшие слушатели сидят перед пустой сценой в абсолютном безмолвии, спиной внимая последним светлым отзвукам.
услышать 4 часть

02:05 

Войнич

Вчера прочитался "Джек Реймонд" Войнич. И опять я мерила шагами пустую ночную комнату, и отказывалась спать. Куда же ты уводишь меня? Зачем опять в то же самое отчаяние? Что за силы мира вновь и вновь меня к нему возвращают, к этому страшному осознанию: в глубины человеческого существа вплетено великое зло. Нельзя уберечься и нельзя никого защитить. Когда ты обрёл глаза, чтобы видеть, как вынести открывшуюся тебе картину? Как принять это..
Утро меня излечило. И всё таки есть в этом непостижимом замысле подлинный свет и есть дух, я знаю это доподлинно. Ещё не вижу, но знаю. И как слепой человек.. кожей чувствую.
А город снова задышал ветрами. Я уже и забыла их мятежный дух) В глазах песок, в ушах – свист, голову кружит, мысли разметало в разные стороны. Вот и пусть. А то пауков развелось…

(да неужели Бергман не читал Реймонда?..)

02:40 

Свиридов

Есть такое время, когда сквозь зримые природные пространства будто начинает просвечивать неотмирный тихий свет. То самое блоковское "золото в недрах"... И были на свете такие люди, которые слышали, как свет этот поёт
услышать...

01:59 

Какое-то странное доброе наваждение.. я понимаю, что то место, где я сейчас живу –лучшее моё жильё и пристанище. Из всех, что у меня были, и даже я бы сказала из всех, что я могла бы себе желать. Город-район-станция метро-улица-парадная-квартира-комната... Не знаю, как такое возможно.. Оно переживается как прямое продолжение меня во вне. Эта коммунальная таинственная жуть мне очень дружественна. В её среде мне странно естественно. Кажется, так и должен жить человек.
Мысль о грядущей покупке квартиры и переезде видится кощунственной и нелепой. Не хочу отдельных стен, ванной и туалета. Не принципиально и без позы. Я просто не имею такого желания и не представляю, зачем мне это.. вроде всё у меня есть.
Очень вдруг нравится, что рядом все эти странные люди, с которыми я почти никогда не говорю (в нашей квартире 8 комнат). Со всем их несовершенством, которым пропитан домашний быт и отношения, со всеми скандалами и распрями. Но и со всем их теплом, которое нигде более нельзя видеть и переживать, кроме как дома, в семье, со всей домашней трогательной беззащитностью. Я этим очень дорожу. Хорошо мне и правильно, когда люди рядом... Вместо чувства стеснённости и обременённости присутствием людей, которые неизбежно должны возникать в таких случаях, я чувствую себя благодарной. Здесь я начинаю нащупывать для себя невозможное в наше время чувство сопричастности ко всем на свете людям. И в этом переживании нет своих и нет чужих. Вообще словосочетание "чужой человек" становится вдруг странно абсурдным. Потому что человек не может быть чужим. По определению.

01:38 

Несколько лет назад, года 3-4, что-то произошло. Что-то надломилось в самой сердцевине моего мира и стало рушиться. Сначала тихонько так, едва ощутимо, позже с лавинной силой – кубарем. И вот я растерянно и ошалело стою посреди возникшей пустыни в руинах и совершенно не знаю, что мне делать. Это очень красивая в своей чистоте жизненная ситуация, потому что она в каком-то смысле ничем извне не обусловлена. Можно совершенно ясно проследить, оглядываясь назад, как нечто случилось исключительно во внутреннем пространстве посреди самой счастливой и свободной, ничем не омрачённой поры моей жизни, и как трещины неотвратимо распространились во внешний мир. Захватили сначала моё душевное, затем физическое, и далее близких мне людей, жизненные события.. Вообще мне тогда явилась страшненькая метаморфоза. Я увидела, как ничем не оттеняемое счастье одновременно отравляет человека изнутри. Как радость, не знающая противоборствующих сил становится удушающей. Как близкая к максимальной свобода, достигнутая усилиями и борьбой многих лет (да что уж..учитывая мою молодость – всей жизни) меня разрушила! Я научилась тогда действовать только из согласия с собственным желанием. Можно это или нельзя, принято так или нет... Впервые в жизни! Как же это окрыляло меня.. И я в этом захлебнулась. Вышагнув за грань всех препятствий, я оказалась в пространстве, где я ничем не была обременена. Так у меня не осталось врагов ни в вещественном мире, ни в человеческом. Всякое внешнее сопротивление исчезло. И тогда мне пришлось стать врагом самой себе...

Истинная амбивалентность мира. Только во мраке свет. И только в жизни –смерть. Человеческий дух созидается в становлении и в непрерывном трении противоборствующих сил. Если извне ничто ему не противостоит, то от природы он несёт внутри себя спасительный механизм разрушения. Так все мои недуги сейчас меня спасают. И я близка к тому, чтобы быть по-настоящему благодарной им за это. Во всех моих внутренних врагах я начинаю угадывать дружественные силы. Никогда я не была так близка к этому.
Уже третий раз за год я оказываюсь здесь одна. Два месяца, на этот раз возможно будет и 3, и того более. Ни одного знакомого человека в целом городе, с которым я могла бы говорить. У меня здесь есть только одна шерстолапая кошачья душа и городские вестники – ветра, да птицы) В таком положении я уже либо вовсе свихнусь, либо просветлею))))

Теперь, в момент, когда я, кажется, достигла критического максимума в изживании моего личностного апокалипсиса, что-то внутри вдруг возгорелось! С меня довольно. Поднимаю из грязи и пыли свой меч. Я объявляю войну. Воздев ввысь свой слабый светильник, я ищу Человека. С огнём и мечом. В каждом. В себе самой.

01:32 

Поток сознания

Я весь день безостановочно просто пишу, пишу.. не могу ничего с собой поделать и не могу остановиться. Какие-то скобы отомкнулись, сковывающие меня несколько лет. У меня всё равно упрямо ни черта не получается, слова тяжёлые, будто каменные. И я их громоздю и громоздю друг на друга, а они громоздятся и громоздятся, образуя каждый раз новую вариацию Франкенштейна, какую-то нечитаемую муть, от которой мне самой, признаться, дурно. Но и хорошо!) Потому что все эти камни лежали у меня на сердце. Освобождаюсь и оживаю.. Мне придётся всё освоить заново. Разучилась писать и разучилась говорить на человеческом языке. Так не годится. Мне так нельзя…
А хочется писать обо всём на свете. О том, как два года назад мы зачем-то очутились в Петербурге, своими-несвоими усилиями: я уже никогда теперь не забуду этого биографического ощущения, когда ты не можешь разобрать: ты действуешь, или вся твоя реальность действует, вздымается огромной волной от маленького твоего импульса и далее тебя же захватывает и уносит куда-то безвозвратно с такой силищей, что ты уже никак не можешь вмешаться в этот инициированный тобой же процесс, ни повлиять толком, ни остановить этот бег….… но не сегодня) Мне нужно уже взять себя в руки и наконец прекратить!)

Мятный кот

главная