Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:21 

Мы как трое заговорщиков идём в лесную глушь, в радостном волнении, в глубину зимы на встречу с огнём. Мы несём с собой тайну, о которой никто не подозревает. Даже лес. Всё замерло, всё насторожилось. Только снег крупными хлопьями мерно опадает. Поднимаешь голову, падаешь в снежную пучину и знаешь: этот снегопад не прекращается никогда. Всегда.. идёт снег.
Мы в самом деле зашли в какую-то дремучую чащу. Наломали дров!.. – пропорционально наломанному в жизни и быту за уходящий год. И всё-всё горело в густых сумерках ясным гудящим пламенем, возносилось танцующими искрящимися потоками в заснеженное небо, тяжело оседало на земле раскалённым углём. Я смотрела на этот огонь и представляла себе, как радостно освобождаясь уносятся в снежную высь переживания года. Как угольным осадком опадает всё моё непрожитое, всё во мне затвердевшее, всё, отчего отворачивался взор – неразгаданная до времени память. Она томилась в самом сердце разыгравшегося костра, жарко тлея, в ожидании босых стоп, которые сантиметр за сантиметром исходят её вдоль и поперёк, высвобождая зачарованное пламя.
Целую вечность спустя мы снова ходили по углям






02:23 

Вот и как мыть голову, когда в волосах запутались искры и еловый дым? И если искры у них уже не отнять, то с их дымностью расставаться не хочется. Впрочем, о чём я говорю.. сейчас в нашем доме дымом пахнет просто ВСЁ!))) даже кошка
Я надышалась этим огнём.. через самые стопы.

21:17 

Дыхание

Во время последней встречи главный гносеолог сказал очень важное... Он вдруг вспоминал, как давным-давно у него возникло необъяснимое желание ходить по проволоке. Отчего-то ему непременно нужно было этому научиться. И вот, он говорит, ты встаёшь на проволоку и всё, и проволока, и ты, и пространство вокруг - ВСЁ ходит ходуном, всё подвижно и нет совершенно никакой опоры. Ты тут же неизбежно падаешь. Встаёшь, пробуешь снова. И снова срываешься, снова падаешь, встаёшь.. и вот постепенно нащупываешь в себе это внутреннее равновесие. Через бесчисленные падения и подъёмы – только таким путём достигается равновесие, обретается внутренняя опора. А потом люди видят, как ты идёшь по проволоке спокойно, уверенно и твёрдо.. но не видят, что ты совершенно так же продолжаешь падать, а потом, уравновешивая состояние падения, в которое ты вступил противоположным движением – встаёшь, но уже только на проволоке! Это едва уловимое для глаз, скорее уже чисто внутреннее движение никогда так и не прекращается. Равновесие всегда изживает себя в таких колебаниях. Это никакой не покой, и даже не внутренний стержень, но непрерывное живое балансирование
.......


22:30 

Филоофские чтения

ОФФ как живое и действительное событие даёт силы для самостоятельной проработки философской литературы, на которую я никак не могла решиться. Читаю Платона, ищу ключи у Мамардашвили и Хайдеггера. Чувствую себя в дремучем лесу, в который, говорят, можно только войти.. самое время читать о лабиринтах. Оставляю здесь для дальнейшего осмысления цитаты из Свасьяна, который наконец стал для меня внятен. Пусть побудет пока здесь под знаком прекрасного Рильке (цитируемого по той же книге). Собственно философские дебри прячу под кат.

Тёмный ноябрь сказался теперь необратимым распадом нашей гносеологической группы, самого важного события Петербурга для нас, одного из самых - в биографии.. Я хочу запомнить этот момент, эту весну.

«Природа, вещи нашего обихода и потребления преходящи и бренны; но пока мы здесь, они — наше владение и наши друзья, соучастники наших нужд и радостей, как они были уже доверенными наших предков. Следует, таким образом, не только не принижать и унижать всё здешнее, а как раз из-за их временности, которую они делят с нами, все эти явления и вещи должны быть поняты нашим внутренним разумом и преображены. Преображены? Да, потому что задача наша — так глубоко, с таким страданием и с такой страстью вобрать в себя эту преходящую бренную землю, чтобы сущность её в нас „невидимо“ снова восстала. [...] У земли нет иного исхода, как становиться невидимой: в нас, частью своего существа причастных к невидимому, по крайней мере, имеющих свою долю в нем и могущих умножить за время нашего пребывания здесь наши невидимые владения, — в нас одних может происходить это интимное и постоянное превращение видимого в невидимое, уже больше не зависимое от видимого и ощутимого бытия — подобно тому, как наша собственная судьба в нас постоянно присутствует и постоянно невидима».
Рильке

К.Свасьян Человек в лабиринте идентичностей

Мятный кот

главная